Сообщения хакеров которые пишут могут взломать контроль честности защиты казино

Если есть заведомо ис- правный компьютер — подключи винт к нему и посмотри, что .

Сообщения хакеров которые пишут могут взломать контроль честности защиты казино игровые автоматы super jump бесплатно играть онлайн бесплатно

Скачать бесплатно игровые автоматы без регистрацыи сообщения хакеров которые пишут могут взломать контроль честности защиты казино

Лешке же Два месяца сегодня…. Ладно, скидай ботинки и проходи. И Лешка заснул, и Надька тоже… Ой, да ты с цветочками! Да-а… А еще говорят, солдаты голодные сидят. Таран снял куртку, ботинки и всунул ноги в шлепанцы — как ни странно, те же самые, которые ему прошлым летом Надька подала, когда он сюда приплелся с разбитой и закопченной рожей, в окровавленной одежде, с кейсом, набитым компроматом, и с пластиковым пакетом, где лежал автомат со свежим нагаром. Как Надька пустила такого в дом?

До сих пор удивительно! С тещей Тарану повезло не меньше, чем с женой. Тетя Тоня в свое время ужас как хотела подарить супругу сына. Однако у нее одни девки рождались. Старшие Надины сестры давно выросли и уехали в стольные города — одна в Москву, другая в Питер — и носа на малую родину не казали. Писали изредка, звонили почаще, но появлялись тут раз в пять лет, не чаще. Не иначе, обиделись на то, что родители квартиру отписали младшей, то есть Надьке.

Впрочем, в столицах у них свои жилища имелись, и, насколько известно было Тарану, особо они не бедствовали. Наверно, Тонины мечты о сыне в какой-то мере воплотились в Юрке. Да еще и Надька ей внука родила.

Так или иначе, но тетя Тоня встретила зятя прямо-таки с распростертыми объятиями, хотя хорошо знала его родителей и ничего доброго, кроме мата, о них высказать не могла. Может, она и беспокоилась насчет дурной наследственности, но, когда попробовала еще при первом знакомстве в новом качестве — как Надькиного одноклассника она его давно знала!

Сейчас, когда Юрка пришел, тетя Тоня поставила розочки в вазу с водой, торт определила в холодильник, а зятя тут же усадила обедать. Поэтому Тарану пришлось съесть огромную тарелку супа, макароны с жареной колбасой и выпить чашку киселя. Как раз в то время, когда Юрка этот самый кисель допивал послышались шаги, и в кухню вошла мадам Таран в шлепанцах и байковом халатике.

Немного заспанная, но очень счастливая. Экс-Веретенникова скорчила такую уморительную рожицу, что Таран и сам чуть не заржал. Из этого можно было сделать вывод, что некоторым умным, в том числе и ей, бестолковые достались. Но Таран, конечно, вслух ничего не сказал, хотя насчет Надькиной дурости имел самые серьезные возражения. Там, на месте встречи, их поджидали бандюги.

Однако Надька тогда, когда увидела, как Тарана уволакивают, усыпив хлороформом, догадалась не поднимать визг — от него толку не было бы, просто бандиты и ее утащили бы или застрелили! Конечно, обо всех этих нюансах тетю Тоню не информировали.

Положение облегчалось тем, что прошлым летом, когда Юрка прибежал сюда вооруженный и изувеченный, родители были в отпуске, в деревне. Эту записку мать прочла только через пару месяцев, когда вернулась в город, в сентябре. А к этому времени в почтовый ящик уже легло письмишко без марки, с треугольным штампом, где сообщалось, что Надька с Юркой поженились, что Юрку призвали в армию, а Надька от большой любви запивалась по контракту, и теперь они служат в одной части, аж где-то в Сибири, причем в такой глухомани, что туда на двух самолетах лететь надо.

Ограничились тем, что пошли в военкомат и спросили, так оно или не так. Напомнили к тому же, что дочка у них совершеннолетняя, а потому по закону ни в родительском согласии на вступление в ряды Вооруженных Сил, ни в согласии на законный брак не нуждается. Ясно, все эти заявления ни тестя, ни тещу не успокоили, и они пошли разбираться к родителям Тарана.

Толку от этого тоже не получилось, поскольку алкаши вообще ни хрена не знали. О том, что их сынок куда-то умотал, они, кажется, уже догадывались, но были не в курсе, уехал ли он из города или перебрался к какой-нибудь бабе. Весть о том, что Юрка женился и одновременно ушел служить в армию, их особо не огорошила. Они, даже если б его в тюрьму посадили, навряд ли стали бы сильно переживать. Правда, папаша припомнил, что однажды приходили летом какие-то, не то бандиты, не то менты, и справлялись насчет Юрки, а мать, покопавшись в памяти, отыскала некое воспоминание о приходе отца Даши, пытавшегося искать свою бесследно пропавшую дочь.

Именно поэтому мамаша Тарана некоторое время подозревала, что Юрка уехал в Москву с Дашей. Может, даже наскребли бы денег и все же слетали в Сибирь, хотя точного адреса не знали. Особенно после того, как про Дашу услышали. Михаил Иваныч, Надькин отец, даже поперся к Дашиным родителям.

Однако выяснилось, что им о ней по ею пору ничего не известно. Они, оказывается, знали только, что она прошлым летом приезжала в родной город, когда их дома не было, но, когда уехала и с кем, понятия не имели. Насчет того, чем она занималась в Москве, у них кое-какое представление было. С опасностью, что вместо лоха Даша подхватит СПИД или хотя бы сифилис, они, конечно, не примирились, но и поделать ничего не могли. Дочка их уже ни в грош не ставила.

Таковым должен был стать Таран. Мало того, что Таран голодранец и шпана, так у него еще и родители беспробудная пьянь. Поэтому прошлым летом, узнав от соседей, что видели во дворе Дашу в обществе Юрки, с букетом цветов — он тогда на эти цветочки у Надьки деньги занимал! Папа-адвокат взялся вести расследование, сбегал через двор к родителям Юрки, потом съездил в Москву по последнему адресу, откуда писала Даша, провел опросы всяких друзей-знакомых. Все это не дало ему ровным счетом ни шиша.

Юркины родители ничего вразумительного, как уже говорилось, не сообщили. В Москве, на съемной квартире, где до июля прошлого года жила — без всякой регистрации, кстати! Папа оттуда вообще еле удрал, потому что хозяйка очень хотела, чтоб он вернул должок за дочку. Хорошо еще, что хозяйкин муж был сильно пьян, а потому господин адвокат сумел вырваться. Подруги-одноклассницы, которые сохранились у Даши в родном городе, ничего о ней не знали. Они даже понятия не имели, что она летом приезжала из Москвы в родной город.

Конечно, несчастный папа обратился в милицию. Там сказали, что поставят девочку в розыск, хотя и предупредили, что по нынешним временам дело это не очень надежное. Тем более при такой профессии, как у Даши. Нынче девок запросто вывозят за рубеж в тамошние бордели, продают в гаремы шейхам, а иногда, увы, просто-напросто топят в глубоких речках, замоноличивают в бетон, закатывают в асфальт и так далее.

Насчет канавы с сернокислотным стоком, где в действительности упокоилась — если здесь употребим этот термин! В общем, то, что Михаил Иваныч Веретенников узнал про исчезновение Даши, ему оптимизма не добавило. И тетя Тоня время от времени паниковать начинала, хотя письма от Надьки и Тарана приходили регулярно. Гораздо чаще, чем от старших сестер, кстати. Так что, когда пришло письмо, что Надька приезжает домой с сыном, а Юрка теперь будет служить поблизости и по выходным навещать семейство, Веретенниковы вздохнули с облегчением.

То, что и Таран, и Надька на службе нехило получают, они знали, а за какие заслуги — это пофигу. Врать, конечно, приходилось немало. Например, Михаил Иванович немало удивился, когда вместе с Надькой Таран привез на грузовике свою мебель и иное барахлишко: Птицын, конечно, заставил и Юрку, и Надьку назубок выучить описание природных условий своего вымышленного бытия, географические названия и прочее. Хотя ни отец, ни мать Надежды в тех местах отродясь не бывали и в будущем не собирались, Тараны должны все знать четко, чтоб не сбиться.

И чтоб с письмами, которые писали под диктовку полковника, никаких противоречий не было. Насчет того, чем они там занимались, надо было отвечать лаконично: А все прочее военная тайна. Но Тарану, который появлялся тут раз в неделю на два дня, конечно, приходилось полегче. Конечно, рассказывать, как она на кухне кашеварила, можно было вполне без опаски — тут никаких секретов не было.

А вот насчет этого полковник Птицын никаких конкретных инструкций не давал. Поэтому тут Надежде пришлось своей головой думать. Надо заметить, что вообще-то никто к ней особенно не лез. Конечно, бывали случаи, когда кто-то говорил вещи двусмысленные или, наоборот, очень даже откровенные. Но Надька уже хорошо знала, что наглость — второе счастье, и ежели ответить покрепче, то уважения будет больше.

Потому что мать могла исключительно по женскому наитию догадаться, что согласно Надькиному описанию мужики выглядят вовсе не так, какими им следовало бы выглядеть после многомесячного пребывания вдали от цивилизации. Так или иначе, но пока конспирацию удавалось соблюдать и особых сомнений в искренности молодой пары Веретенниковы не ощущали.

В магазин забегу, на рынок… Часа через два буду. Примерно в это же время на одной симпатичной, хотя и не слишком шикарной даче, благоухавшей кустами сирени, полковник Птицын вел очень серьезные переговоры. Собеседником Генриха Михайловича был хозяин дачи, седой как лунь, загорелый бородач, чем-то похожий на Эрнеста Хемингуэя в зрелые годы. В отличие от Птицына бородач был одет по-домашнему, в черную футболку, джинсы на помочах и кроссовки.

Нельзя сказать, что он уж совсем подобострастничал, но любой, кто мог бы созерцать их беседу со стороны, сразу понял бы, что речь идет о встрече начальника и подчиненного. И ни минуты не колебался бы определить, кто из них кто. Мы ему тоже свои услуги не навязывали. К нам клиенты приходят исключительно на добровольной основе, по рекламным объявлениям. А о самом Колтунове я только из передачи областного телевидения услышал.

По-моему, он вообще у нас тут человек новый. Приехал из Москвы всего-навсего три дня назад. По-моему, это очень малый срок для того, чтоб нажить тут у нас, в провинции, серьезных врагов, верно? Пока у меня нет по-настоящему полного досье на его коммерческую деятельность в Москве, однако из того, что имеется, могу сделать предварительный вывод: По крайней мере, среди его контактов не просматриваются господа, способные для решения проблем использовать взрывчатку.

Такие люди не любят просматриваться. Конечно, времени прошло еще немного и, возможно, то, что сейчас не видно, еще всплывет. Давайте ближе к моей конкретной задаче. Я ведь не аналитик, сами знаете. Мы вообще больше к ручной работе приучены. Наверно, ждешь команды на что-нибудь ответное в стиле Овражной? Заметьте, насчет того, каким боком вас зацепила судьба господина Колтунова, я пока ни одного вопроса не задал. По-моему, вам самим стоит прояснить, чем этот покойный был ценен для наших общих интересов.

Помнишь, зимой у тебя был один неприятный инцидент, когда ты какого-то парнишку отправил в Москву не то за компакт-дисками, не то просто за дискетами? Начиналось все довольно хреново, а кончилось вполне прилично.

Но связи пока не улавливаю. Покойный Паша, конечно, все придумал в самый последний момент. Я о его контактах с этой девчонкой понятия не имел и думал, что Тарану через нее впарили какую-нибудь туфту или, того хуже, дезу. То, что от него пришло, сведущие товарищи оценивают в 50 миллионов долларов, да будет тебе известно.

Если бы эта информация ушла на сторону, убытки были бы в десять раз больше. Но сейчас это все дела давно минувших дней. А нас интересуют дела текущие. Фирма эта и сейчас работает, и надо думать, достаточно благополучно. По крайней мере, настолько, насколько это возможно после 17 августа года. Аня тоже никуда оттуда не увольнялась.

А вот Колтунов, генеральный директор, очень неожиданно для собственных сотрудников почему-то покинул свой пост, за два дня сдал дела преемнику из числа своих замов и отбыл в нашу область. В течение трех дней пребывания в городе два раза был принят в учреждениях областной администрации. Это пока все, что известно о том, чем он у нас занимался. Старший специалист департамента экономики госпожа Горюнова Вера Сергеевна и заведующий отделом департамента здравоохранения Евсеев Борис Витальевич.

Пока с ними еще не беседовали. Он имел при себе мобильник, а контролировать его никто не собирался. Так что, с кем он говорил и с кем намечал встретиться, неясно. В общем, попробуем узнать, хотя это, наверно, потребует времени.

Так или иначе, но это будет помимо тебя. Вообще-то ты своими вопросами меня немного в сторону увел…. Насколько мне показалось, Кирилл Петрович, вас чем-то интересует девушка Аня. И, похоже, вы хотите, чтоб Юра Таран навестил ее в Москве.

Или я малость поспешил с выводами? Но это, извиняюсь, не его профиль. Он руками работает, а тут, я думаю, нужен профессионал в другой области. Вы ведь, наверно, хотите через эту девушку кое-что прояснить? А это работа скорее интеллектуальная, чем силовая. Наверняка в Москве есть специалисты, которые с этим делом справятся гораздо лучше.

Но именно тем они и плохи, что слишком профессиональны. Во-первых, тех, кто состоит на действительной службе, привлекать к этому делу нежелательно — очень большая опасность засветки. Уволенные тоже контролируются, иногда даже серьезней, чем действующие. Во-вторых, профессионал, он и есть профессионал. То есть специалист, который может поглядеть на те вопросы, которые предстоит выяснить, несколько шире, чем дилетант.

К сожалению, в нашу рыночную эпоху это фактор очень важный…. Профессионал легко определит, кого еще может заинтересовать то, что он раздобыл. Все морально-этические тормоза, которыми мы раньше пользовались в Комитете, как-то: Тем более что речь идет не о работе на государство. Любой товарищ, которого мы захотим привлечь к этому делу, будет прекрасно сознавать, что в данном случае окажется вне рамок действующего законодательства. А раз так, то станет принимать решения, исходя из двух основных принципов: В нашем случае — это я тебе откровенно заявляю!

Но мне, извините, нужны и аргументы в пользу Тарана. Потому что, сами понимаете, если парнишка в прошлый раз, выполняя совершенно пустяковое задание, нарвался на кучу неприятностей, то теперь, когда задача будет на два порядка серьезней, он может не только сам влипнуть, но и нас подставить. Все-таки я его лучше знаю. Опыта у него очень мало. К такой работе его никто не готовил.

Он-то и ее не знает. Честно скажу, Кирилл Петрович, если б не наше давнее знакомство, мог бы заподозрить, что вы хотите мне неприятности доставить…. Но что касается Тарана, то я, как ты, наверно, догадываешься, не один раз подумал, прежде чем обратиться к тебе. Или я когда-нибудь принимал необдуманные решения? Напомни, если у меня память отказывает…. Но мне все же не очень понятно, по каким критериям вы решили, что наш мальчишка подходит для этой работы. Он с этой Аней хоть и шапочно, но знаком.

И она имеет о нем представление так же, как и ее женишок… Гена, кажется? Но твоему Тарану, между прочим, вовсе не потребуется уводить эту Аню у ее кавалера, соблазнять ее и так далее. Конечно, сейчас молодежь пошла достаточно терпимая в вопросах пола, особенно те, что поинтеллигентней, но инстинкты никто не отменял.

Иногда, чтоб на пацана ревность накатила, достаточно, чтоб он один раз увидел свою подругу рядом с другим юношей. А это может вызвать целую цепь крайне нежелательных событий. Хотя, конечно, он умеет проявлять выдержку, и даже довольно долго, но если ему по роже заедут — ответит обязательно и очень крепко.

Но такой вариант может всю доверительность порушить в один момент. И полностью не способен оценить, какие сведения придут в его руки. Больше того, он вряд ли сможет даже понять, что именно держит в руках. То есть, получив информацию, он сможет распорядиться ей только так, как ты ему предписал. Он всецело у тебя на крючке. Жена молоденькая и сынишка-младенец — под твоим контролем.

Если даже поймет что-то лишнее, не сунется торговаться с нежелательными людьми. К тому же опыта у него в таких делах нет. Это в данном случае явно полезное обстоятельство. Не рискнет, не умеючи. Хотя я лично знаю, что Таран на подлости не способен и до сих пор никаких паскудных черт в характере не имел, однако по наивности может влипнуть. Перехитрить его могут, вот чего я боюсь.

Наверняка за тем же самым могут другие пожаловать. Пожалуют наверняка, если уже добрались до Колтунова. Но вот это, между прочим, еще один аргумент в пользу твоего дилетанта Юрки. Рыбак рыбака видит издалека. Ни один профессионал от профессионала не замаскируется. А Юрку твоего просто-напросто никто в расчет не примет. Никому и в голову не придет, что в такую серьезную игрушку приспособили сопляка.

А это даст ему шанс остаться нераспознанным какое-то время. Может, сутки, может быть, трое. Главное, чтоб он успел раньше тех, других. Лично твой мальчик ровным счетом ничего узнавать не должен. Он просто-напросто должен забрать эту Анечку из родного дома и привести туда, куда ему будет указано.

Все остальное мы берем на себя. Примерно три месяца назад. Если раньше специалисты-хакеры проходили к ним на сервер, как к себе домой, и влезали в любой работающий компьютер, то три месяца назад эта лафа кончилась. Она садится и на винчестер, и в оперативную память. Машины просто не запускаются….

Больше, пожалуй, даже тебе знать не следует. Прийти к девочке на квартиру в форме, предъявить удостоверения и постановления, найти у нее, допустим, пять грамм героина, а затем вывезти ее в какое-то уютное место и там поговорить начистоту.

Или, например, сцапать где-нибудь ее папочку, мамочку, того же Гену? А потом провести тихую, проникновенную беседу на интересующую вас тему. Я сейчас могу ответить в том же духе, то есть сказать, что лишь благодаря нашему давнему знакомству не подозреваю тебя в наивности.

Если б варианты, о которых ты говорил полушутя, были возможны, то я, вероятно, не стал бы обращаться к тебе. То есть заработать как следует самим, а с исполнителями рассчитаться по низшей ставке. Ты хорошо подумал, прежде чем высказаться? Ты вообще-то адекватно воспринимаешь свое место в жизни? Вы — голова, я — руки и ноги. Но не хотелось бы цитировать известную пословицу…. Тебе кажется, что она лишком хитрая, верно?

Но вы все-таки не ответили: Сейчас не тридцать седьмой год, когда каждый день кого-нибудь хватали и уводили. К тому же сейчас все стали юридически грамотные и даже дверь так просто не откроют. Железную дверь сразу не сломаешь, а пока будешь над ней маяться, Петерсоны начнут звонить куда попало, и все пойдет прахом. Во-вторых, для этого дела надо снаряжать целую группу, обеспечивать прилично оформленными ксивами, милицейской формой и, кроме того, привлекать понятых, чтоб все было правдоподобно.

Иначе все это будет выглядеть как разбойное нападение, с шумом, гамом, а возможна, и со стрельбой. Который, царствие ему небесное, видимо, не был безразличен юной госпоже Петерсон. Что, девочка не сядет с ним в машину? Сядет и спокойно поедет, а напугается только тогда, когда окажется под контролем более солидных людей.

А то у меня создалось впечатление, что вы ему собираетесь целую разработку доверить. Насчет профессионалов и дилетантов? С ней он, конечно, вполне справится. Практически ни о чем толком не зная. Информация может всплыть очень неожиданно. Например, девочка догадается, перепугается и захочет сразу же все выложить тому, кто за ней приехал.

Дескать, все скажу, только верни меня домой. Да еще скажет, что эти сведения больших денег стоят. Примерно половина так называемых профессионалов, продумав ситуацию как следует, спрячет Аню в каком-нибудь укромном месте, а то и вовсе бесследно уберет. Конечно, после того как сумеет узнать все ее секреты. И сам при этом скроется так, что отыскать его будет непросто— В общем, в случае с твоим парнем мы по крайней мере от этих осложнений гарантированы.

Лучше, если он успеет уехать сегодня через час-полтора, а вечером уже будет в Москве и начнет выполнять задание. Два часа, отпущенные тетей Тоней молодежи на… хм!.. И Алексей Юрьевич, хотя и успел пару раз намочить пеленки, после того как его заворачивали в сухое, особо не орал и не отвлекал своих родителей от их нежного общения.

Только хлюпал пустышкой и периодически пытался подглядывать, что там мама с папой делают. Прежде Таран даже смущался этих лупающих глазенок, ибо они были какие-то ужасно понятливые, и Надьке было непросто убедить Юрку, что Дите ничего еще не соображает.

В конце концов решили, что надо вешать на бортик кроватки пеленку, чтоб любознательный младенец не развивался слишком быстро. Примерно то же происходило и сегодня. Забрались в постельку, побесились, повертелись, поигрались, немного передохнули. Надька завела разговор, что у нее молоко бежит ручьем и ей приходится по четыре бутылочки отцеживать, потому Алешенька все высосать не может, он еще маленький, хотя вроде бы кушает вволю, даже больше нормы.

Таран терпеливо слушал все эти откровения через полудрему, привалившись к Надькиному пухлому и удивительно уютному боку. Можно было, наверно, и поспать, против чего Таран был очень даже не против, но тут тишину квартиры нарушил дверной звонок. Да, все-таки прошлое бесследно не прошло. Таран, хоть и был убежден, что никакой прямой угрозы за этим звонком в дверь не стоит, разом стряхнул с себя расслабуху и принялся одеваться. Звонок повторился и прозвучал очень настырно, требовательно.

Опередив Надежду, Таран вышел в прихожую и глянул в глазок. Таран отпер дверь, впустил командира. И — очень удивился. Птицын приехал один, с цветочками, с тортиком и даже — в отличие от Тарана! И догадался скорее сердцем, чем разумом: Хотя найти какое-то рациональное объяснение этому не мог.

И они пошли смотреть на Алешку, а Юрка тем временем выполнял Надеждины инструкции насчет цветочков, шампанского, торта и конфет. Когда Таран вернулся в Надькину комнату, физиономия жены выглядела очень уныло. Нет, все-таки предчувствие Юрку не обмануло. Я еще утром ничего подобного не планировал, но ситуация изменилась, и приходится этот вопрос решать быстро. Отпуск твой на время прерывается. Съездишь — отпущу на целую неделю.

Надевай кроссовки, целуй супругу, помаши Лешке ручкой — и пошли. Разве плохо неделю побалдеть вместо четырех дней? Там милиционер, которого играл Юрий Никулин, все время говорил так про свою собаку. Еще раз поцеловав Надьку, Таран всунул ноги в кроссовки, надел куртку и вышел следом за Птицыным.

Через дверь до него долетел приглушенный всхлип, на сердце кошки заскребли. Была бы Надька дурой несведущей, так, поди-ка, не ревела бы и не переживала так сильно. Точнее, конечно, послать можно кого угодно, но лучше, чем у тебя, не выйдет. Помнишь свою зимнюю командировку? Ту поездочку со всеми приколами он через сто лет не забудет! Вслух он не стал выражать эмоций:. И примерно по тому же адресу. Помнишь девушку Аню, у которой ты почти случайно обнаружил нужные нам компакты?

Вы еще очень ругались на меня за то, что я их у нее взял, а не стал делать так, как по инструкции. Компакты оказались те самые, и слава богу. Более того, как теперь оказалось, твое знакомство с Аней может сыграть большую и положительную роль.

Не буду объяснять, отчего и почему, но Ане грозит очень серьезная опасность, об источнике которой она не подозревает. И твоя задача — помочь ей избежать этой опасности. В Москве тебе все объяснят подробнее. Дальше поступаешь в распоряжение тех, с кем будешь работать.

Подчиняться им будешь так, как мне. Я за тебя поручился. Приедешь, сообщишь ей о том, что дело с Павлом Степановичем получило неожиданное продолжение и теперь ей надо поехать с тобой в безопасное место. После того как она согласится, отвезешь ее туда, куда тебе укажут те, московские. Сразу после этого они тебя отправят обратно. Заедешь в часть, доложишь об исполнении и вернешься к Надьке под бочок. После этого гуляй до следующего понедельника, и на сей раз голову даю на отсечение! Ты эту девчонку знаешь, а не я.

Ты вообще-то можешь и не сразу рассказать ей об опасности, которая ей угрожает. Можешь просто покататься пригласить для начала. Хотя, если б ты права забыл, тебе бы там на месте могли бы новые сделать за часок-другой.

Машину и доверенность на нее получишь на месте. Вот и сейчас получишь такую же. С московским номером, но на сей раз вполне законную. Седьмой класс заканчивает, отъелась, кудряшками обзавелась. Конечно, скучновато ей с малышней, все-таки шестнадцатый пошел, но старается. И головешка у нее умненькая, все, что надо, вспомнила, а что не надо — забыла.

За язык ее, во всяком случае, не боюсь. Да, у нас же прибавление намедни было! И все — чисто-рыжие. Машина уже свернула на бетонку, ведущую к военному аэродрому. Наверное, тому самому, откуда Трехпалый зимой вбирался вывозить своего дорогого друга Магомада, а также его любимых племянниц, Патимат и Асият. Где-то они теперь, какой Аллах об этом знает? Впрочем, от того, что Юрка не имел этих сведений в своей личной башке, он ничуть не страдал.

Птицын и так позволил ему знать слишком много. Из кирпичной будки вышел офицер, который подошел к машине, заглянул в окошко и приятельски улыбнулся Генриху:. Егор требовательно махнул рукой дневальному: Машина въехала за шлагбаум, попетляла немного по обсаженным деревьями дорожкам, а затем через еще одни ворота, которые открыли по первому требованию сопровождающего, выкатила на край летного поля.

Около него прохаживались два солдата с автоматами. Там его встретят и устроят как положено. Твоя задача — чтоб нормально долетел. Егор указал Тарану на овальную дверцу в голубовато-сером борту самолета, к которой надо было подниматься по невысокой металлической лесенке, а затем провел его в небольшой салон, где стояли восемь пассажирских кресел, четыре с одного борта, четыре с другого.

Позади кресел была переборка с дверью, ведущей в грузовой отсек. Хотя лететь меньше часа, думаю, не соскучишься…. Полет действительно прошел вполне нормально. Погода была хорошая, машину не болтало. Летели относительно низко облаков не было, и Таран даже смог на землю посмотреть. И времени это воздушное путешествие заняло минут сорок. Действительно, не успел Юрка спуститься по лесенке, как к нему подошли два штатских молодца в ветровках и при черных очках.

Тарана усадили в машину, где, как оказалось, сидел еще один солидный детина, и тоже в темных очках. Чтобы не тратить времени даром, сообщу следующее. Твоя основная задача привезти нам известную тебе клиентку в пока еще неизвестное тебе место. Сейчас мы как раз туда едем. Но это не значит, что ты должен носиться по Москве со скоростью звука и нарушать правила дорожного движения. Во всяком случае, до тех пор пока это будет возможно, от быстрой езды старайся воздерживаться и всемерно избегай встреч с гаишниками.

Но если кто-то привяжется — постарайся оторваться, быстренько бросить машину — лучше всего у метро — и ехать с девушкой на запасную точку. А может, например, девица взбрыкнуть и тебе не поверить, допускаешь? А раз так, то она скорее поверит тебе, чем мне или другому совершенно незнакомому парню.

Поэтому тебя и отобрали для этой операции. Возьмешь девушку на руки — насколько я слышал, в ней не тонна весу! Вариант очень рискованный, опасный, а потому крайне нежелательный. Все-таки постарайся убедить ее поехать с тобой добровольно. К ней почти не заходит. Но если вопреки ожиданию все же появится, прихватишь и его с собой. Кстати, при этом у нее, наверно, будет меньше оснований для беспокойства. Делать вид, что двоим плохо стало, и обоих на ручки брать? В этом Гене, конечно, тоже тонны не будет, но килограмм семьдесят пять-восемьдесят наберется.

Точнее, он только в сознание через два часа придет, а менты какую-либо связную информацию смогут от него получить не раньше чем через три. За это время ты уже успеешь в родной город вернуться. Ни на поезд, ни на самолет ты билета не покупал, паспорт не показывал и обратно так же, как сюда, добираться будешь. Но и оно навряд ли понадобится.

Ты ведь, когда с ними в прошлый раз встречался, не называл город, откуда приехал, верно? Номер у тебя на машине московский. Через час после того, как ты улетишь, мы ее заявим в угон. Пусть ищут в столице! А что, если эта красавица конопатая просто-напросто не придет домой ночевать? На дискотеку попрется, на вечеринку к подругам. Или к любовнику, допустим. Я, например, сильно не уверен, что у нее только один хахаль.

Но у нас все под контролем. Есть еще одна контора, которая ею интересуется. Та самая, от которой мы ее хотим спасти. Так что тебе надо будет держать ухо востро. И это еще одна причина, по которой решено послать тебя. Если бы мы сами попробовали, то, боюсь, пришлось бы прорываться с боем. Ну и вообще, было бы много осложнений.

Кварталы брежневской и хрущевской застройки остались позади, джип подъезжал к путаным, кривым и разноэтажным улочкам центра где купеческие двухэтажные особнячки с низкими подворотнями стояли вперемежку с уродливыми серыми и красными. Водитель свернул в подворотню одного из стареньких двухэтажных домов, фасад которого был обставлен строительными лесами и затянут чем-то вроде зеленой марли. Этот второй дворик был более ухоженный, должно быть, тут уже реставрация была закончена.

Впереди маячил бетонный забор, а за ним сквозь кроны высоких старых деревьев проглядывало темно-красное неоштукатуренное кирпичное здание. Однако выяснилось, что существует и третья подворотня, только она находится не прямо по курсу джипа, как две предыдущие, а слева по борту, и ведет она в третий, уже совершенно замкнутый дворик, выглядевший абсолютно нежилым.

А Коля и Юрка за ним следом вошли в узкую дверцу, притаившуюся в самом углу двора и спустились в подвал по истертой каменной лестнице с донельзя расшатанными перилами. Света тут было ровно столько, сколько поступало со двора через выбитое окно рядом с входной дверью. В подвале этого света не было вовсе, и Коля включил маленький, но довольно мощный фонарик.

Надо сказать, что, очутившись в захламленном и сыром, очень мрачно выглядевшем подвале с кирпичными сводчатыми потолками, Таран ощутил легкое беспокойство. Юрка обратил внимание на то, что городской шум, отчетливо слышный во всех двориках, которые они проехали, здесь, в подвале, был совершенно неслышим.

Таран даже подумал, а не попал ли он случайно — или не случайно! Ведь тогда его вполне могли привезти сюда только затем, чтоб урыть… Место прямо-таки предрасполагало к этому. Даже если выстрелить без глушителя, на улице ничего не услышат. По подвалу они прошли метров пятьдесят или даже семьдесят. Таран этому сильно удивился. Вроде бы шли все прямо, никуда не сворачивая, а тот фас особнячка, под которым это подземелье располагалось, был, по самому оптимистическому взгляду, метров тридцать в длину.

Получалось, что они идут уже не под этим особняком, а где-то за бетонным забором, возможно даже, под тем красно-кирпичным зданием, которое за этим забором просматривалось. Коля остановился перед небольшой, обитой жестью дверцей и отпер ее ключом. За этой дверью обнаружилась небольшая комнатушка, заставленная крафт-мешками с цементом, гипсом и алебастром, бидонами с краской и олифой, кистями и валиками на длинных ручках и прочим малярно-штукатурным инвентарем.

Впереди просматривался дверной проем без двери, за которым горел тусклый свет. Провожатый, пропустив Тарана в комнатушку, тщательно запер за собой дверцу. Коридорчик вывел их в небольшой подземный гараж, где стояло всего семь или шесть машин. Здесь было гораздо светлее, горели лампы дневного света.

На случай если гаишники тормознут. Машина твоей тещи, Русаковой Галины Дмитриевны. Но все-таки старайся, чтоб тебя нигде не остановили, еще раз повторю. Не спеши, езжай аккуратно. Мы тебе подобрали не самый короткий, но самый спокойный и безопасный маршрут. Чтоб поменьше постов, пробок, перекрестков и так далее.

И улицы более-менее спокойные, чтоб случайно не толканули. Тут все отмечено, главное, не забывай сворачивать там, где надо. Постоянно связь держать не будем, но на всякий случай запиши номерок. Телефон, конечно, кодированный, по идее никто третий нас не поймет.

Держу его включенным, от нас могут поступить вводные. Например, о том, что твоя подруга отклонилась от обычного маршрута и едет с работы не сразу домой, а куда-то еще. Мы ее будем провожать, а ты не спеша выдвигаться на место. В этой части все ясно? Авторучка, как видишь, похожа на обычную шестицветную шариковую.

На самом деле — пружинный пистолет, стреляет почти бесшумно шприц-иголками со снотворным. Но в данный момент находится не в боевом положении. Берешь заостренный конец ручки в левую ладонь, а скругленный — в правую. Чуть-чуть нажимаешь на скругленный конец и мягко поворачиваешь вправо до щелчка.

Теперь при нажатии на вот эту кнопку происходит выброс иголки. Показывать, как стреляет, не буду. Иголок всего шесть, жалко расходовать. Поэтому все то же самое проделываю в обратном порядке. Снова нажимаем, но поворачиваем влево опять-таки до щелчка. Еще раз напомню — это на самый крайний случай, если время будет поджимать, а дипломатия твоя сорвется. Если стрелять с большей дальности — иголка может слишком неглубоко войти под кожу или вовсе застрять в одежде.

Если стрелять ближе или вообще в упор — есть опасность, что иголка уйдет в тело и пойдет гулять по кровеносным сосудам. Может вместе с ней воздух в сосуды попасть, погубишь человека во цвете сил. Желательно не стрелять в голову, в шею, область сердца, в позвоночник — тоже могут быть нежелательные эффекты. Наилучшие места — ягодицы, бедро, плечо… Еще одно запомни: Нечаянно второй раз даванешь — может летальный исход получиться. Снотворное очень сильное, двойную дозу практически никто выдержать не сможет.

Как тогда вас искать? Тут два варианта может быть. Если девка у тебя будет на своих ногах, это одно. Там один выход, вас встретят, не разминетесь. Если будет без сознания — это похуже. Где она конкретно встанет — уточним по ходу дела, там загадывать нельзя. Надо думать, что до всего этого не дойдет. И тебе, и ей. Точнее, где-то 45 против 55 в их пользу. Если нам удастся тебя вынуть, то мы честно вернем тебя твоему шефу. Дальше — никаких гарантий.

Наверно, ты своего командира лучше знаешь и догадываешься, что ему засветившиеся не очень нужны. Там тебе небо с овчинку покажется. А девке этой вообще все кишки вымотают. В общем, лучше живым не попадайся, советую по-дружески: А для верности — по три. Никакая реанимация не откачает. Само собой, оказалось, что он выехал из-под земли вовсе не на той улице, по которой его везли на джипе. Таран глянул на карту и неторопливо поехал по этой тихой зеленой улочке, в уме отсчитав, что ему нужно пропустить три поворота направо и свернуть на четвертый….

Первые несколько минут Юрка ощутимо нервничал. Все поглядывал в зеркальце, прикидывая, не сел ли ему кто-то на хвост. Машин на этой улице было немного, но даже те несколько штук, что ехали позади, вызывали однозначные подозрения. Опасался и поворот пропустить. Но свернул вовремя, сверился с названием переулка по табличкам — точно. Дальше пошло поспокойнее, Таран сумел взять себя в руки. Улицу, по которой его везли на джипе, Юрка переехал уже без особого волнения.

Очень удачно оказался на перекрестке — как раз зеленый зажегся. После этого перекрестка рискнул поехать чуточку быстрее, благо проезжая часть расширилась. Правда, машин тоже прибавилось. Все те, кто зимой опасался пожечь днища и резину солью, рассыпанной на дорогах, и кататься по скользкому асфальту, нынче сели на тачки. Так что Таран довольно быстро перестал опасаться слежки, а беспокоился теперь только об одном — как бы не влететь в ДТП. Впрочем, за своим маршрутом он все-таки следил и не забыл свернуть, куда намечалось.

Именно после этого поворота в первый раз напомнил о себе телефон. Но ты пока не отклоняйся. Юрку это, конечно, не обрадовало. Он Москву знал плохо, многие улицы зимой выглядели совсем не так, как летом. К тому же зимой он сам выбирал маршруты, а тут все зависело от того, куда направится Аня. Что ей стоит сесть в метро и уехать на другой конец города? Конечно, ее, очевидно, и в метро без присмотра не оставляют, но покамест, как явствовало из Колиного сообщения, толком не прикидывают, куда она стопы направит.

И могут дать Юрке команду уже тогда, когда ему придется разворачиваться на градусов, а затем переть в такие места, где он отродясь не бывал. В это самое время Таран озаботился еще одним обстоятельством. Память у него, конечно, была молодая и свежая, но все-таки не настолько фотографическая, чтоб четко сохранить в ней личико этой конопатенькой.

Тем более что сейчас, по весне, сейчас таких — пруд пруди. Конечно, если б он доехал до известной ему улицы, поднялся в квартиру и Аня открыла ему дверь, то запросто смог бы ее узнать. Но вот на улице, среди множества публики — очень даже сомнительно. Сейчас, конечно, не по-майски прохладно, но вряд ли она наденет шубку, в которой была зимой, когда Таран с Лизкой подвозили Аню и Гену с видеодвойкой.

Впрочем, Юрка сейчас уже сомневался, шубка на ней была или куртка… Черта с два он тогда думал, что еще раз придется с ней встречаться! Если б знал, то постарался бы запомнить от и до все черточки лица, все веснушки эти чертовы. Кстати, вполне могло оказаться, что она эти самые веснушки свела к чертовой матери каким-нибудь кремом или запудрила, благо сейчас всякой косметики до хрена и больше.

Как-то непроизвольно Юрка стал присматриваться ко всем девицам, которые шли по тротуарам. Нет, он, конечно, не прилипал к ним взглядом и управление машиной держал под контролем, но все же поглядывал. И сделал не слишком утешительный вывод: Несмотря на то что вроде бы, согласно общественному мнению, наши девицы стали одеваться разнообразнее, Таран видел, что одинаково одетых — или похоже по стилю, по крайней мере!

Если, допустим, Аня нарядилась сегодня в черную или коричневую кожаную куртку, джинсы и сапожки, то Юрка ее точно не приметит, ибо такие попадались через каждые десять метров. И добрая четверть из них — блондинки. Если бы, допустим, Коля позвонил и сказал, что, мол, смотри внимательней, Аня идет по правой стороне улицы впереди тебя в ста метрах и одета так, как описано выше, Таран честно признался бы, что ему ее ни в жисть не отличить от нескольких десятков точно таких же.

Но Коля не звонил, никакой команды не объявлялось, а потому Юрка продолжил движение по маршруту, отмеченному на карте. Он успел сделать еще пару поворотов. А далее переехать проспект Мира и следовать дальше через Банный переулок в направлении Комсомольской площади и Сокольников. Юрка миновал эстакаду, оставив позади Цветной бульвар и уже приближался к спорткомплексу, когда вновь напомнил о себе телефончик. На сей раз Коля, уточнив местонахождение Тарана, заявил:.

Проедешь чуть подальше, до Олимпийского проспекта, вывернешь к Рижскому вокзалу и дальше поперек проспекта Мира — на эстакаду. Если можешь, чуточку прибавь. Юрка чертыхнулся, потому что маршрут изменился. Хоть и не очень сильно, потому что вел в принципе в ту же сторону, но явно уводил Тарана от более тихих улочек на оживленные магистрали. Зимой Таран в этих местах уже бывал, и даже тогда движение казалось ему сумасшедшим, хотя тогда он тут на автобусах катался.

Да, это все-таки намного хуже, когда принимаешь решения под чью-то диктовку. Что там, почему маршрут поменяли — неизвестно. А ему, Юрке, надо теперь еще и скорость прибавлять. Фиг его знает, что из этого выйдет. Но Таран зря переживал. Все-таки он в этих автомобильных потоках не сплоховал и выбрался на длиннющую эстакаду, ведущую в сторону Сокольников. Потому что опасался, что Коля скажет: Таран наскоро прикинул, как туда ехать, и порулил, уже не чертыхаясь, а просто-напросто матерясь.

Фиг его знает, сейчас заедешь куда-нибудь, а там все перекопано или просто в затор попадешь…. Притормозив неподалеку от станции, Таран вновь услышал писк телефона. Теперь смотри за выходом. Она должна быть в светло-зеленом плаще с пояском, на шее. Волосы собраны на затылке заколкой темно-красного цвета. Выходи из машины, она уже поднимается по эскалатору. Да уж, блин, четко работают эти ребята! И на фига им только такой профан, как Юрка? Неужели сами не смогли бы ее утащить?

Почему им так важно, чтоб он уговорил эту бабу? Юрка вылез из машины, дошел до выхода из метро и стал ждать. Минуты не прошло, как Аня появилась из дверей. Она сразу же заметила его и, несомненно, узнала. Так, будто они были старыми приятелями, учившимися по крайней мере в одной школе, если не в одном классе — последнего никак не могло быть, потому что Аня была лет на пять старше Юрки. Таран, мягко говоря, прибалдел. Создавалось впечатление, что госпожа Петерсон прямо-таки ждала этой встречи аж с февраля месяца.

Я абсолютно не в курсе. Просто вы так уперлись в меня взглядом, что мне стало ясно — это по мою душу. Особенно на те лица, которые я видела в необычных обстоятельствах. Вы опять передадите мне привет от Генриха и Вальдемара? А еще лучше, если вы меня прямо домой подвезете. Я тут хотела заехать кое-куда по дороге с работы. Стоит посреди разветвленного мультиплексо-серпентария. Начинаем инициализацию первой ступени Фрэнк оборачивается к своему терминалу, нервно закусывает нижнюю губу, набивает на клавиатуре краткую, лаконичную команду: Издает тихое гудение, выплевывает на экран несколько кляксообразных пикселов.

В течение примерно тридцати секунд кажется, будто вообще ничего не происходит. В воздухе нарастает напряжение. Тишина — у всех перехватило дух. Наблюдаю аномальный флэттер в коллектимайзере сливного гейта. Это левая боковая фибриляционная матрица. Налицо деградация эвристического стабилизатора гейта. В порядке компенсации регулирую дельту-вэ. Возьмите себя в руки, коллега. Вы можете ее заблокировать и переключиться на резервную? Указатели стеков зашкалило к чертовой бабушке!

Обеими руками молотит по левой клавиатуре, отчаянно набирая команды. Рубин бросается к правой клавиатуре. Его пальцы буквально летают над клавишами. Правый терминал тоже начинает попискивать и похрюкивать, вторя левому. Прогноз — катастрофический разрыв кэша спустя приблизительно сорок одну, запятая, двадцать пять сотых секунды.

Победа будет за нами! Налегает грудью на клавишу громкой связи: Делаю все, что могу, Фрэнк. У нее, у родимой, уж силы на исходе! В микрофон громкой связи: Я тут и так ошметки подбираю! А из вентилей зомби с крокодилами — так и прут, так и прут! Пятнадцать секунд до разрыва кэша.

Есть переключиться на Бэ. Пайл торопливо вырывает вилки толстых кабелей из их слотов, меняет местами, втыкает в другие слоты, затем переключает резервный мег-юкс-конвертер в диагностический режим. Пульт зажигается разноцветными огнями — вылитая рождественская елка на утреннике для кислотной молодежи. Выскакивает из своей ячейки. Демоны плодятся и размножаются прямо под ногами! Не сметь покидать пост, мистер Рубин!

Это что же получается: Рубин кусает собственные запястья, Фрэнк, застыв, как статуя, угрожающе заносит над клавиатурой когтистые лапы — точнее, сведенные судорогой руки. Он будет вводить команды до самого последнего мига. Мэрфи ритмично попискивает, отсчитывая последние, кажущиеся бесконечными секунды до финала. Пойл — впрочем, кому он нужен? Из машинного зала доносится пыхтение агонизирующего огнетушителя. Всем-всем-всем — доброе утро!

Как я рад быть рядом с вами, как мне хочется вновь окунуться в увлекательные повседневные заботы МДИ! О, как же я счастлив — просто петь хочется! Маэстро, соблаговолите ли вы? О, Дэзи, Дэзи, дай мне ответ. Из его груди вырывается громкий вздох облегчения: Окидывает всех взглядом, кивает: Внезапно вновь преображается в сурового капитана индустрии. После ухода Пайла — Рубину, тихо: Не тратьте зря свое красноречие, мистер.

Как я уже говорил, в обычной ситуации воскрешение сети — дело тонкое и небезопасное. Потом она вернулась в ячейку Фрэнка, где уже сидели мы с Бубу и занимались творческим толчением воды в ступе. Это опять Даффер — сообщает, что система электронной почты упала и не будем ли мы добры ее поднять. Система электронной почты упала — вот он и прислал нам электронной почтой электронную просьбу о ее починке.

На этот самый банк. Я как-то не уловил, что смешного в последнем замечании, но предпочел подхихикнуть честной компании. Разберитесь, наконец, с этими… — Он взмахнул рукой, указывая на все остальные вопящие рабочие станции, которым тоже хотелось, чтобы кто-то подтвердил, что они принимают мессаги.

В этой связи, поскольку содержание срочных сообщений, по определению, считалось чрезвычайно насущным, было решено, что служащие непременно должны читать эти сообщения — а потому обязаны подтверждать их прием и отсылку путем физического нажатия материальной клавиши. Эта обязанность служащих и стала краеугольным принципом системы.

Обойти ее или переиграть на уровне софта невозможно. Я немного постоял у входа в его стойло-ячейку, глядя, как он мыкается. По опыту я уже знал, с каким непроходимым упрямством он пытается сам себя обслуживать при взаимодействии с материальными объектами: Вот только какой бы выдумать способ помощи, чтобы он не чувствовал себя униженным? Да, церебральный паралич — не шутка.

Кстати, само сообщение было великолепным образчиком МДИ-мышления. Включая сотрудников наших филиалов на других континентах. Будут идти годы, и зеркальные копии этого сообщения ежедневно будут возвращаться на рабочую станцию Даффа: МДИ придется архивировать тысячи и тысячи копий этого сообщения, тратя гигагибайты полезного инфопространства.

Как только я подтвердил и стер последний экземпляр сообщения, пришло новое и вновь заблокировало все станции. Правда, оно было менее идиотским: Мы разошлись по нашим стойлам, напялили видеоочки и инфоперчатки и приступили к решению серьезного вопроса: Это может быть разрушенный замок, государственная биржа труда или еще какое-нибудь кошмарное местечко. Ваша задача — найти друг друга, состыковаться и сделать все, что требуется по сценарию: Собрав все нужное и устранив всех ненужных, вы пробираетесь к выходу и конвертируете добычу в призовые очки для следующего раунда.

Тогда и добычей делиться не придется, и личностная мотивация сильнее. И виртуальность становится намного ближе к реальности. Шлемофон — надет, микрофон — включен, видеоочки — отфокусированы, перчатки — натянуты на руки. Пулей пролетев через заставку и меню, я вывел из анабиоза своего любимого персонажа и окунулся в игру. Реальность растаяла, потекла струйками по стенкам…. Я стоял в передней. Слышалось, как чешутся и повизгивают блохастые крысы, пробегая у самых моих ног, да скрипят заржавленные петли входной, парадной двери у меня за спиной.

Удержавшись от соблазна выдернуть из кольца на правой стене еле тлеющий факел прикосновение к нему откидывает крышку потайного люка, и игра на этом кончается , я слился с сумраком в районе левой стены и направился к пиршественному залу. Перед самым входом в него украшенным стрельчатой аркой , я замешкался. Путь к залу из передней был сопряжен с некоторым риском. Если людоед не спит, он совсем рядом — подпирает арку слева. Стандартный протокол встречи с людоедом включал в себя следующие процедуры: В этот самый момент приставляешь свой дробовик к заднице великана и спускаешь курок, украшая его кишками всю стену напротив.

На взрывающихся внутренностях дизайнер игры оттянулся от души. Беда была в том, что для всего этого требовался дробовик — в данный момент преспокойно висевший на стене оружейной. Если б я попал в замок через садовую калитку или дверь для посудомоек, дела обстояли бы куда лучше — а так, похоже, песенка моя спета. Некоторое время я колебался. Проскользнул в арку, ожидая услышать тяжелые шаги людоеда — но до меня доносился лишь свист ветра в старинных мини-жалюзи и слабые крики виртуальных статистов, которых четвертовали в застенках.

Сочтя эти звуки добрым предзнаменованием, я набрал в грудь воздуха, выставил кулаки вперед и безумным спринтером рванул через зал. Когда приходится управлять персонажем с помощью перчатки, трудно убедить себя в том, что ты действительно бежишь.

Где— то за моей спиной взревел увидевший меня людоед десять баллов за пространственные стереоэффекты. Хорошо еще, что сейчас мне не приходилось удирать со спущенными штанами, Итак, я перебежал через пиршественный зал, сохранив голову в целости, ухватился за истлевшее знамя и, раскачавшись на нем, с рекордной скоростью пролетел над ямой с огнедышащими ящерами, повернул, не касаясь пола, направо — и вот я уже у входа в галерею.

Сзади донеслись звуки схватки — людоед на секунду замешкался, чтобы поучить ящеров вежливости при помощи дубинки. Отсюда уже был виден гобелен, скрывающий дверь, мне бы еще пару секундочек…. Гобелен дрогнул, отъехал в сторону, и внезапно из потайной двери вышел белокурый, великанского роста викинг.

Одет он был в меховую набедренную повязку, кирзовые сапоги и остроконечный стальной шлем с рожками. Грудь у него была такая широкая, что Шварценеггер на его фоне показался бы хлюпиком, набухшие мускулистые конечности больше напоминали древесные стволы. И в стандартном наборе персонажей игроков — тоже. Волноваться из-за новоприбывшего мне было особо некогда.

За спиной у меня сопел и гремел сапогами людоед; ну а викинг застыл передо мной, изгибая губы в безумной улыбочке и поигрывая двуострым мечом, огромным, как мужское достоинство Кинг-Конга. Раздался сырой шлепок — и надо мной пролетела голова людоеда, а за ней еще кое-какие крупные фрагменты его тела.

Оставалось заключить, что белокурый на моей стороне. Викинг полюбовался плодами своего труда. Затем, явно удовлетворенный свершениями, обернулся ко мне, улыбнулся и вновь принялся крутить мечом. Рассекая воздух в алом танце смерти, блистающая сталь издавала звук, странно напоминающий об электробурьянокосилке.

Пересмотрев свое мнение, я попытался незаметно удалиться. Викинг двинулся ко мне. Свет факелов на миг озарил его лицо — и, разглядев его черты за секунду до смертоносного удара, я успел лишь задохнуться от ужаса:. Мифриловый клинок издал короткое: Бродишь, где хочешь, проходишь через стены и двери, слышишь и видишь все, что говорят и делают другие игроки, но сам остаешься для них невидимкой-неслышимкой.

Если вдруг на садизм потянет, можно также передвигать невидимые предметы, но от этого соблазна я обычно старался воздерживаться. Похоже, больше никто из наших не знал о ревизорском режиме, а я сам не торопился делиться секретами…. Так что я отзеркалил его команды на моего персонажа — теперь, куда бы Конан ни шел, мой призрак брел у него в кильватере, в трех шагах.

Чарльз, как выяснилось, знал все потайные ходы, выходы и двери лучше, чем свои пять пальцев. От туннеля, что за гобеленом, отходил боковой коридор, который я всегда считал тупиком. Однако Чарльз лениво потянулся, ткнул кончиком меча в некий кирпичик наверху, и потолок раздвинулся, открыв путь к лесенке, ведущей на следующий этаж.

Убрав меч в ножны, Чарльз-Конан одним бравым прыжком достиг нижней ступеньки лестницы — м-да, у семифутового роста есть свои преимущества — и пулей взбежал по лестнице. Потолок бесшумно схлопнулся за нами, а мы вынырнули из люка в библиотеке — под столом. Итак, Чарльз, согнувшись в три погибели, затаился под столом — а в комнату тем временем на цыпочках вошел Фрэнк.

Вообще-то библиотека считалась островком безопасности: Правда, иногда среди стеллажей прогуливались упыри-аспиранты. Кроме того, прямо за стеклянными дверьми начиналась терраса, где обитало с полдюжины первостатейных кошмаров, так что, войдя в комнату, Фрэнк неотрывно смотрел в сторону террасы.

К нам он был обращен спиной. Метод, избранный Чарльзом, отличался утонченным садизмом. Я думал, что он выскочит из-под стола, выхватит свой обоюдоострый меч и изрубит Фрэнка в салат. Однако Чарльз выждал, пока Фрэнк приблизится к окну, и только тогда, наскочив на него сзади, вышиб Фрэнком стекло.

Разодранный на множество ленточек, истекающий кровью, воя от изумления и неожиданности, Фрэнк плюхнулся в фонтан с кипящей серной кислотой. Сцена его агонии получилась у дизайнера весьма отвратной, подробной и гротесковой, так что, разорвав контакт с Чарльзом, я задержался ею полюбоваться. Внутренний комментарий, сопровождающий гибель персонажа игры в кислотном фонтане, обычно звучит так: Идея состояла в том, чтобы первым достичь оружейной и добыть висящий над камином дробовик.

Чарльз опередил Бубу без труда и первой же пулей разорвал его на две половинки. Поскольку оставалось еще пять зарядов, Чарльз решил с ходу пустить их в дело. Какое-то время казалось, что шансы на спасение у нее есть. Наплевав на верхние этажи разумный ход, но все мы задним умом крепки , она спрыгнула прямиком в катакомбы и к тому моменту, когда я ее нагнал, уже надыбала где-то BFG — табельное оружие десантника.

По праву призрака я оставил для нее за ближайшим углом пару патронных лент, но пока я разыскивал красный ключик, отпирающий катакомбы изнутри, она сунулась не туда и была захвачена врасплох слюнявым свинодемоном. Итак, установив с научной точностью, что Чарльз лучше всех подготовлен для заочного присутствия на собрании, мы выстроились в колонну по одному, посетили на посошок туалет — и поплелись в конференц-зал.

Наш конференц-зал можно сравнить с… гм, со стандартным конференц-залом. На общем изысканно-сером фоне выгодно выделяются бледно-бордовые и до-блеска-хромированные пятна. Светильники, спрятанные в специальные ниши, озаряют зал мягким светом. По замыслу архитекторов, в зале можно было с комфортом разместить сто человек. Сейчас туда набилось человек сто двадцать — если причислять менеджеров к людям. Все говорило за то, что это не просто собрание, а Событие.

Мало того, что стулья на сей раз были расставлены аккуратными, четкими — прямо как церковные скамьи — рядами обычно они кучковались хаотичными созвездиями. Мало того что все шесть уцелевших заведующих отделами АФ восседали за длинным, покрытым белой скатертью столом перед залом, точно участники телевикторины Бубу, перегнувшись, шепнул кому-то: Мало того что в точном корпоративно-политическом центре стола располагалась портативная кафедра с микрофоном.

Главное в том, что вся эта фигня: Отсюда следовало, что смертный приговор висел над Гасаном уже несколько месяцев. Возможно, у вас напрашивается вопрос: Можете также спросить, почему уже двадцать пять лет эпоха домашних офисов все Не За Горами да Не За Горами, а мы по-прежнему ездим на работу, хотя могли бы просто посылать то, что делаем дома, по модему.

Почему бушуют кровавые войны между отделами и филиалами, пожирающие фирмы изнутри. Ответ получите один, самый очевидный: Наболтавшись вдоволь с хорошенькой новенькой из Кодирования Документов, Уолтер Дафф обошел стол и взошел на кафедру. Несколько раз постучал по микрофону, удостоверяясь, что мы внимательно его слушаем и в то же самое время проверяя на пугливость бедняг, сидящих прямо под динамиками.

Затем налил себе стакан воды из графина и сделал пробный глоток. Настроился на ораторский лад. Набрал в грудь воздуха. Зал затих в ожидании. Раздался деловитый, бесполый голос говорящего пейджера: Начальница отдела Дефицита Тонера и Бумажных Засоров вскочила, вытащила свой ЛОМ личный органайзер-менеджер и уставилась на его микроэкран.

Даффер милосердно улыбнулся, сделав рукой всепрощающий жест. Но стоило Шварц повернуться к нему спиной, как из его глаз излетел целый залп отравленных пылающих стрел, громов и молний. Когда раздвижная дверь закрылась за ней, Даффер вновь обернулся к нам, набрал в грудь воздуха и вновь заговорил:. Лицо Даффа оставалось невозмутимо-сияющим, но пальцы, судорожно сжимавшие край кафедры, побелели. Глубоко вдохнув и скрипнув зубами, он в очередной раз попытался начать:. Даффер, скривившись, указал пальцем на дверь.

Джонс бежал, а Дафф уставил свои налитые кровью глаза на двоих оставшихся начальников отделов. Не то улыбнувшись, не то оскалив клыки, он послал им телепатический вызов, который уловил даже я. Бьюсь об заклад, это не столь уж опасно. Ведь речь идет всего лишь о скрепках. Даффер на миг замер, сощурив пылающие, подозрительные глаза. Кое-как совладав с собой, он пригладил волосы на висках, облизал губы и вновь попытался начать речь:. Злобно огляделся по сторонам, бросая аудитории вызов.

Никто не осмелился ни слова сказать, ни шевельнуться, ни, раз уж на то пошло, перевести дух. Еще один глоток ледяной воды, еще одна попытка пригладить седые власы, еще одно начало речи. Не сомневаюсь, что вы уже сыты по горло разнообразными дикими слухами и беспочвенными предположениями.

Я инициативизировал это собрание, дабы произвести ввод наивозможно достоверной информации. Если у вас есть какие-то вопросы относительно этого решения, консультанты по перераспределению рабсилы будут рады перевести вас в ранг пост-сотрудников. Очевидно, в кулисах кто-то ожидал своего выхода.

Дафф на глазах расцвел, попробовал приветливо улыбнуться и вообще переключился в режим отеческой ласки. Это явно женщина из нацменьшинств. Спорим, что они нам нашли гаитянскую лесбиянку. Кажется, Мелинда произнесла речь.

Ручаться не могу — говоря по чести, последующие тридцать минут вспоминаются мне как-то смутно. По-моему, я то ежился от страха, то краснел до самых корней волос, то начинал прикидывать, что подправить в моем резюме, то жалел, что я не лилипут или не невидимка а лучше всего было бы стать невидимкой и лилипутом сразу.

Щеки у меня горели так, что хоть холодильники моей головой размораживай. И всякий раз, когда мое кровяное давление начинало осторожно соскальзывать в сторону нормы, Мелинда дарила мне раскаленный добела взгляд — и мои уши вновь алели, а от волос аж дым шел. Эх, как бы они смотрелись в виде гипертекста — просто блеск! А знаете что я придумал? Повожусь-ка я с HTML-ом и попробую сообразить, как вставить в этот двумерный документ маленькие кадрики — инфосгусточки.

И тогда, ежели вы человек деловой и вас интересует лишь сюжет, не обращайте на них внимания — и осилите текст в пятнадцать минут. С каким терпением он работал со мной во время наших частых конфиденциальных встреч один на один при закрытых дверях! Дафф зарделся как помидор, ошалело огляделся по сторонам и начал крутить на пальце свое обручальное кольцо.

Невербальное сообщение, которое последовало за этими словами, предназначалось, кажется, исключительно для Даффа. Состояло оно в том, что Мелинда высунула язычок и медленно облизала свои напичканные коллагеном губки. Дафф заерзал, точно брюки внезапно оказались ему малы.

Могу сказать, что мне тоже приходилось с этим сталкиваться. От ожога на ушах у меня вскочили волдыри. Отныне — никаких оправданий; никаких уничтожающих замечаний и хихиканья в кулак, когда простой честный пользователь чисто по ошибке, случайно форматирует жесткий диск. Отвлекшись от мыслей насчет резюме, я высунул голову из омута отчаяния ровно настолько, чтобы осознать: Люди вскакивали с мест; вокруг Мелинды образовалась толпа желающих пожать ее руку и произнести что-нибудь поздравительное.

В пятидесяти ярдах от дверей конференц-зала уровень содержания кретонов в окружающей среде упал настолько, что мой разум прояснился. Она по нашим головам пройдет, а нас вгонит в грязь — все, чтобы втереть очки генеральному, будто она умеет работать. Тогда генеральный посадит ее на Даффово место, и…. Все женщины-начальницы, каких я знаю, обращались с подчиненными терпеливо, по-матерински….

Сглотнув подступивший к горлу комок, облизал пересохшие губы и вновь попробовал заговорить: Вернувшись в отдел, мы обнаружили, что Чарльз нас ждет. Удивительно было то, что он, покинув объятия своего стола-интерфейса, выехал к лестнице. Еще удивительнее — что Чарльз обратился к нам голосом Джона Уэйна. Тихонько пощелкивая и присвистывая, он переключился в режим воспроизведения — и мы услышали звуковое письмо.

В общем, для Пайла. Итак, детки, я ужасно хотела бы встретиться со всеми вами лично, но сегодня у меня еще куча дел. Так что я посылаю нам это письмо в надежде, что мы с самого начала будем идти в ногу. Чарльз, вы в общем и целом работаете прекрасно, но эту вашу наклейку: Иначе люди подумают, будто вы не следуете постановлению компании о фармацевтических средствах отдыха. Мы все обалдело уставились на Чарльза.

Я точно не могу сказать без доступа к его личному делу — но насколько мне известно, Чарльза никогда еще никто не критиковал. По-моему, он даже не знал, как на это реагировать. Та часть его лица, которую он контролировал, странно напряглась, но догадаться о его истинных чувствах было сложно. Ваш сегодняшний наряд совершенно неуместен там, где люди работают. Поверьте, я знаю, о чем говорю: А точнее, на верхнюю пуговку ее блузки — но тут мы осознали, что она зла, как сто чертей, и, почувствовав себя последними извращенцами, смущенно потупились.

Фрэнк с Бубу переглянулись. Челюсти у них отвисли, но мне некогда было интересоваться их переживаниями, потому что…. О, мой мальчик, даже не знаю, с чего тут начать — и, впрочем, начну. Есть отличная книга некоего Мэллори под названием:. Имеется в библиотеке отдела людских ресурсов в количестве пятидесяти экземпляров. Ознакомься с одним из них. Ведите себя хорошо, не забывайте о своих обязанностях, в случае пьянки запирайте дверь и — о, кстати, отныне у нас новый график.

Увидимся завтра ровно в семь тридцать — это всех касается. Магнитофон отключился; синтетический голос Архивариуса Речевой Почты завел свое традиционное: Чарльз отключился от телефонной сети. Я поглядел на Фрэнка. Наконец-то, слава тебе Господи!

После обеда погода как-то разгулялась. Чайкам на озере Эльмо этот денек тоже был в кайф. На несколько минут я завяз посреди стоянки, глядя, как они парят в вышине пройдя через огонь, воду и стальные трубы секьюрити. Ныряли за рыбой, точно пикирующие бомбардировщики, и тут же взлетали под самый небосвод. Красота-то красота, но вдруг я сообразил, что они не столько питаются, сколько восстанавливают запасы экскрементов для очередного налета на автостоянку МДИ.

И больше всего доставалось машинам на дальнем краю южного сегмента. Мне только одно хотелось бы знать: Корпус моей машины изобилует серыми загрунтованными поверхностями, просто умоляющими посадить на них пятнышко любого другого цвета. Но нет, все эти гигантские, мерзкие, молочно-белые кляксы красовались на той панели, которая единственная из всех частей моей машины сохранила свой изначальный цвет.

Совесть не позволяет мне умолчать о самой талантливой детали этой инсталляции — откушенной голове и внутренностях сома перистоусого, которые неизвестный пернатый художник поместил на крышу моего авто. Поместил так, чтобы, когда я потянулся открыть дверцу, глубокомысленная рыбья физиономия заглянула мне в лицо. Вылитое креольское блюдо, которое я как-то заказал по недомыслию в одном нью-орлеанском ресторане. Оправившись от шока, я смахнул рыбью голову с крыши, распахнул дверцу и влез в машину.

Прокладка лобового стекла опять протекла, превратив салон в сауну. Как бы то ни было, со второй попытки машина завелась, и я выехал на Пятое шоссе. Статус того или иного работника МДИ можно узнать по самым разным приметам. Удалась у человека карьера или нет, легко видно по тому, налево он поворачивает на данном перекрестке или направо. В географии Восточного Сент-Пола без подробной топографической карты не разберешься.

Пятое шоссе змеится по Восточным Холмам, затем, после пересечения с Окружной улицей, превращается в Тиховодский бульвар. Данный бульвар, в свою очередь, за границей Папоротников превращается в болото этот участок так и не восстановили после наводнения года , так что я обычно сворачиваю на Окружную, а с нее — на Продольную.

Но у Гранадского проезда улица оказалась перегорожена полицейским кордоном — МАВНовцы опять ее заминировали, и движение было остановлено до приезда телевизионщиков. Я скрипнул зубами, развернулся — и двинулся в объезд. Третья улица или что-то вроде нее есть в любом крупном городе.

Стальные решетки на всех окнах. Колючая проволока на крышах немногих уцелевших магазинов. Пустыри, усыпанные стеклом, посреди которых ржавыми скелетами разлеглись каркасы сгоревших автомобилей. На каждом углу — голодные юристы с табличками:. Миля за милей — пестрые, бодрые щиты фирм по торговле недвижимостью, с болтающимися на ветру плакатиками-дополнениями: Позвоните нам, ради всего святого.

Ну а истина в том, что Третья улица кажется страшнее, чем есть — за исключением временного периода с 11 вечер а до 3 утр а с пятницы на субботу, когда она страшнее, чем кажется. То есть я вновь пережил путешествие по ней, выехал на Медвежью авеню и свернул на север, гордясь тем, что до дома осталось всего двадцать перекрестков.

У автобусной остановки сшивались какие-то жутковатого вида ребята. Кто они такие, я никак не мог определить: Их отличительные цвета были мне до боли знакомы, но к какой банде они относятся, я вспомнить никак не мог. Что до светофора, то он стоял с таким видом, точно никогда не соберется сменить красный на зеленый. У машины стоял Он. Рост — как минимум шесть футов четыре дюйма. Вес — двести шестьдесят фунтов в основном хирургически накачанные мускулы и оригинальные серьги во всех частях тела.

Первой моей мыслью было: Мои жилы лопнули, разорванные ледяными кристалликами, в которые превратилась моя кровь. Мое сердце бешено застучало — я осознал, что со всех сторон окружен мерзейшими из мерзких, гнуснейшими из гнусных. Остальные члены банды, сойдя с тротуара, обступили мою машину. Один из них, лениво оборотив ко мне злорадно ухмыляющееся лицо, продемонстрировал надпись на спине своей куртки:.

Но от ужасной правды бежать было некуда. Я отлично знал, кто взял меня в окружение. Спортманьяки — вот они кто. Слегка гуманоидообразный монстр, стоявший слева, вновь постучал в окно и сделал мне знак — опусти, мол, стекло. Я послушался и произнес дрожащим голосом:. Вот мы, абездоленны трудные падрошткы, удочерылы эту улицу. Тренер мне новую подарил. Еще один спортманьяк влез на радиатор и, распахнув куртку, показал мне из-под полы вышитое моноволоконными нитками полотенце.

Тип с полотенцем достал его и начал раскручивать над головой до летальной скорости. Господи боже мой, я видел, что бывает от таких полотенец — раз, и голова с плеч! Прочие бандиты придвинулись поближе…. Перегнувшись через меня, он ткнул в ворох всякого барахла на пассажирском сиденье. Верзила замер, оглянулся по сторонам. Не успел я опомниться, как он вырвал диск из моих рук и прочел надпись на обложке.

Я приготовился достойно встретить смерть. Верзила швырнул диск мне на колени, попятился и обернулся к своим товарищам по банде. Еслы мы ехо замочым, он с такой жызны толко рад будет. Верзила обернулся ко мне:. Ы шоб я не выдел твоехо тупохо лыца в моем раене! Та-кых засранцев, как ты, абворовывать — времени не напасессы! Но все же я предпочел счесть произошедшее своей победой и — завалял, зашевелил педалямы, дунул оттуда. Двумя светофорами дальше меня подстерегли в кустах девочки из банды Тарзанок и отняли последние шесть баксов.

Правда, взамен я получил две вкуснющие шоколадки. Лоток Истеркиски просто вопиял о том, чтобы в нем сменили песок. На кухне ее тоже не было — что, правда, неудивительно: Я вырубил кофеварку, сгрузил окаменевшие остатки завтрака в раковину и залил чайник горячей водой — в надежде, что остатки смолы на его дне как-нибудь все-таки растворятся. Я уже раскрыл рот, чтобы спросить маму, не принесли ли чего-нибудь еще, но благоразумно воздержался и вернулся к своим инфораскопкам.

Его я аккуратно свернул в трубочку и сунул в карман. Можете назвать меня ходячим атавизмом — но я твердо решил, что откажусь от своего последнего бумажного журнала лишь в день, когда на рынке появится портативный Си-Ди-Ром проигрыватель с действительно высококачественным изображением, который не страшно брать с собой в ванную. Ошибка эта меня многому научила, а еще больше говоря о деньгах отняла, так что повторять ее я не собираюсь. В соседней комнате что-то стряслось.

Вернее, стряслось в телеящике. Раздался разочарованный ропот толпы; мама грязно выругалась и вскрикнула: Мама во всем ее великолепии. Выцветшие волосы по-прежнему обесцвечены до сияющей, пошлой белизны; неуклонно полнеющие ягодицы продавливают ободранный кошачьми когтями диван — когда она встает, насиженный ею кратер не исчезает.

На левом подлокотнике — пепельница с надписью: В ней а также вокруг нее штабелями навалены жалкие трупы убитых сигарет. На пиво она еще не переключилась. Левая рука вытянута вперед, как у фехтовальщика — только вместо рапиры пульт. Твой дядя Дейв, по доброте душевной, достал мне этот телевизор по очень сходной цене, и кабельное так хорошо ловилось, пока ты не начал дурью мучаться с этим своим….

Мне оставалось лишь покачать головой. Телевизор был подключен не к розетке кабельного ТВ, а к пиратской антенне-тарелке, стоявшей у нас на чердаке. Чудо еще, что он вообще работал — ну, чудо не чудо, а с кодами, шифрующими сигнал маминого любимого Хаббард-Ченнела, я уже пять лет воюю. На выключение она не согласилась, но была так любезна, что убавила звук. Я откатил телевизор от стены, заполз за него и проверил провода.

Угу, как и следовало ожидать, Истеркиска опять перегрызла омовый кабель антенны. Попытавшись вывернуть некий шуруп, я сломал ноготь. Тридцать секунд спустя антенна обрела первозданный вид. Как он все установил, так пусть и будет! Мама вновь врубила звук до максимума. Из своего логова за филодендроном в горшке выскочила Истеркиска и вонзила клыки в мою ногу. Подвал, милый мой подвал: Масса места для всех моих компьютерных прибамбасов; конечно, с настоящей квартирой не сравнишь, но после того, как меня выперли из аспирантуры….

После славной ночки перед монитором Джек Берроуз выходит из подвала Университетского суперкомпьютерного центра и красными от недосыпа глазами изумленно пялится на праздник жизни вокруг: Офигительные, какими только могут быть одухотворенные, длинноволосые, джинсовые, босоногие, не скованные лифчиками, питающиеся вегетарианской пищей, черпающие энергию в самоцветах девицы — если, конечно, такие вас привлекают.

На крыльях вдохновения он мчится в свою квартиру в городе, переодевается и, вернувшись на место митинга, принимается фланировать вокруг основного скопления народа, надеясь заинтересовать девушек своей гениально выбранной футболкой с надписью: Не проходит и нескольких минут, как вокруг него уже толпятся рассерженные члены Ассоциации Борьбы за Права Грызунов, которые срывают с него футболку и угрожают перевоспитать его путем перемонтажа черепной коробки.

Джек уличен в Недостаточном Уважении к Многообразию Форм Жизни, Пропаганде Геноцида Полу-Водоплавающих Грызо-Американцев и Сарказме в Адрес Абсолютно Лишенной Чувства Юмора Группы — и в четыре часа пополудни того же дня выходит приказ исключить его из аспирантуры, изгнать с территории кампуса и уволить с должности ассистента по научной работе.

Документы о том, что он должен государству за обучение, переданы в агентство взыскания недоимок, право представлять его интересы на рынке труда — агентству по трудоустройству уцененной рабочей силы, а в комитет Гражданской Службы его родного округа летит извещение, что Джек отныне подлежит призыву на обязательную добровольную службу. Научный руководитель Джека, доктор Аврам Мехта, на стены лезет от ярости — ибо Джек работал над алгоритмом, который професор уже нелегально продал трем фирмам из частного сектора сразу.

Теперь доктору Мехте придется доводить проект до ума силами — б-р-р-р! Да, а не забыл ли я упомянуть о моем личном древнем телефонно-аналоговом автоответчике? В тот день меня ожидали три сообщения. Одно — оглушительный писк кто-то, ошибшись номером, уговаривал мой автоответчик принять факс.

Второе — сочиненный и произнесенный компьютером рекламный ролик службы знакомств — и, судя по всему, их автовопросник и мой автоответчик друг другу понравились. Сонный зевок раздвинул мои губы и выбрался наружу. Я протер глаза, встряхнул головой и обвел тупым взглядом окружающую действительность. Опять я задремал, уткнувшись лицом в мой кухонный стол, крепко сжимая в левой руке остывшую, сальную четвертушку оставшейся с прошлых выходных пиццы.

Неподалеку от пиццы — банка с содовой которая наверняка согрелась и выдохлась. Медленно-медленно я сфокусировал взгляд на левой части стола. Три румба по левому борту. Хранитель экрана действовал исправно: Экран очистился, дисковод загудел, и моим глазам была предложена: Как одеться, чтобы босс принял вас за нормального человека? Не подумайте, будто машина была наделена разумом. Рудиментарная программа распознавания речи да весьма узкий ассортимент звуковых реакций — вот и все ее достояние.

Нагнувшись к самому микрофону, я внятно произнес:. Удостоверившись, что дело на мази, я добавил:. Все устанавливают пароли для запуска компьютера. Я ставлю пароль и для запуска, и для отключения. И для входа в систему, и для выхода.

Тут мой взгляд упал на будильник: Резко вскочив с кресла, я прыгнул к компьютеру, торопливо содрал с него чехол. Черт, я и не думал, что уже так поздно. Чуть не проспал единственную радость в жизни, вы подумайте! На клавиатуре сидел крупный мохнатый паук.

Смахнув его, я включил компьютер в сеть. Лампа под потолком потускнела, два вентилятора с воем закружились — очень похоже на подготовку самолета к взлету. Я напялил свинцовый фартук, плюхнулся в свое авиакресло, стоявшее перед клавиатурой, надел видеоочки и закрепил на голове шлемофон аудио-связи. Компьютер отсчитывал последние секунды перед первичной загрузкой:. Виртуальные покрышки виртуально задымились от трения о виртуальный асфальт, взревел турбовентилятор, действительность растаяла, потекла со стен — и первичная загрузка с головокружительной скоростью вытолкнула меня из подвала….

Пока Джек удирает, аки виртуальный заяц, от виртуального грузовика-рефрижиратора по виртуальной крайней правой полосе, рискуя превратиться в виртуальное яйцо всмятку, мы можем улучить минутку и поговорить о том, как выглядит Инфострада в реальности. Разумеется, вы о ней много читали. Безусловно, вы видели ее в кино, Несомненно, вы даже проскальзывали в портал на своей локальной Сети, чтобы провести несколько упоительных, дорогостоящих минут в одной из виртуальных потемкинских деревень — типа Вирмира или Байтбурга.

Объем информации, перекачиваемой через Сеть в реальном времени, зависит от ширины инфоканала. Чтобы шляться по виртуальной реальности Сети в реальном времени, вам потребуется канал шириной с телевизионный. То есть — очень-очень широкий. Во— вторых, вы должны понять, что скорость света -не просто сюжетный ход для нагнетания напряжения в романах Ларри Нивена. И равна примерно 11,87 дюйма в наносекунду.

Еженедельно фиксируя изменения в темпе ваших сетевых перемещений из Нью-Йорка в Лондон, вы можете отследить скорость, с кокой отплывают друг от друга континенты, Попробуйте сами, детки! Для вас — простого Джо Смита — последствия этих научных законов таковы: Когда вы заруливаете в Байтбург, вам предлагается не что иное, как базовый сценарий, сгружаемый на вашу локальную машину. Отвлекают от процедуры загрузки. Но прежде чем мы углубимся в эту тему, еще один совет относительно Информационного Хойвэя: А означает это вот что — как и реальные шоссе, те транспортные артерии, которые связывают пригороды с инфомаркетами и официальными учреждениями, вполне чисты, с полицейскими и указателями на каждом шагу.

Если вы довольствуетесь избитыми путями и уделом честного мелкого банала-потребителя, в Сети для вас не будет сюрпризов. Но стоит забрести в сомнительные места — районы, построенные до прихода федералов — и вас как пить дать ограбят. Тем временем на виртуальном шоссе: Дедуля обругал меня вслед по-черному. Я показал ему фигу и подбавил электронов — не забывая, однако, высматривать Сетепостовых. Так, сколько там натикало? Гуннар назначил мне встречу в Я поднял глаза как раз вовремя — впереди был перекресток с МИКК-Сетью, и, как всегда, с эстакады швырялись кирпичами какие-то гремлины среднего школьного возраста.

Вот, кстати, и первое достоинство моего способа пользования виртуальной реальностью. На меня работают безумные алгоритмы уплотненного сжатия, усики автономных сканеров, новейшие стандарты фильтрации Сетесаморека. В общем, я воровато уж извините за выражение просачиваюсь через барьеры ширины канала — и вижу незримое, слышу неслышимое, знаю неведомое.

Полный крэш всех систем. Водитель отбыл на тот свет — понимай, в реальный мир. Бедный старомодный чайник, это ж надо было додуматься — сунуться на суперхайвэй в этом корыте…. Итак, с Инфострады до Университетского Суперкомпьютерного центра я добрался в рекордный срок.

Все ниже, и ниже, и ниже — ЮКУ ежегодно открывает тысячи счетов для студентов, так что охрана не бог весть какая — и еще ниже, пока я не вывалился из виртуальной реальности, перейдя на текстовые команды, набираемые с ручной клавиатуры. Затерялся в дебрях коммутатора.

И след его простыл. А из глубин Университетского Суперкомпьютерного центра восстало нечто абсолютно новое, неописуемо прекрасное. Двигатель испустил звук, больше всего похожий на гром, обожравшийся мужских гормонов, и, сменив гнев на милость, принялся размеренно, басовито ворчать. Много куда надо заехать, много кого повидать. Но прежде всего — на Ярмарку Идей, где в одиннадцать ноль-ноль ждет торговец оружием по имени Гуннар.

Ярмарка Идей велика и обильна. Самый большой из миров Инфострады, если не считать Делмира или Федерал-Сети. Ярмарку видно за много виртуальных миль: А сколько баннеров, постеров, самореков — и на каждом шагу красуется знаменитый на весь мир слоган:. Все подъезды к Ярмарке, как всегда, запрудили цивилы, нормалы, баналы и чайники. Приковыляли из своих Мухсрансетей провести ночь в раю он-лайнового потребления и массовых развлечений.

Въехав на верхний ярус стоянки, я спрыгнул — а мотоцикл сам собой завернул за угол, откинул подножку и заглушил мотор. Это имя носит виртуальный ночной клуб на четвертом ярусе. Большинство баналов думает, будто на Ярмарке Идей всего три яруса: Впрочем, я мог бы поручиться, что даже сисопы Ярмарки по-прежнему считают свой инфомаркет безупречным образцом четко структурированных кодов и геометрически правильного пространства. Спорим, им и в страшных снах не снилось, что психи из edu могли забраться в их творение, взломать один из виртуальных чуланов и повернуть под углом в 90 градусов ВВЕРХ, в не-Эвклидово пространство.

Из окошечка-глазка выглянул огромный самец гориллы — серьезно, здоровый такой обезьян в шляпе-котелке, мы его из одного старого фильма содрали. Обезьян сердито фыркнул, но врата открыл. Я переступил порог и, оказавшись в антигравитационной трубе, воспарил. Весной года я истово верил, что только там и надо тусоваться — если ты в Сети фигура, а не просто погулять вышел. Островок упоительной анархии в море постного вещизма; апофеоз опасных идей среди безопасного, занудного мира.

Теперь — задним умом — я удивляюсь, почему не задавал себе простого вопроса: Вынырнув из трубы антиграва, я неспешно вошел в зал клуба — спокойный и собранный, одним взглядом оценив ситуацию. Публика собралась продвинутая — во всяком случае, для понедельника. Хохоча каким-то жестяным смехом, они резались в покер ставками служили детали их собственных тел. Парочка инопланетных инсектоидов и парочка дребезжащих боевых роботов что-то мирно праздновали вместе; рядом буйно веселилась целая толпа двумерных персонажей из стародавних мультфильмов один так далеко ударился в прошлое, что стал весь черно-белый: Учтиво кивая и элегантно, без патетики салютуя знакомым, я дал понять кому надо, что присутствую здесь.

Например, с картинно-тучным доном Луиджи Вермишелли, царившим за своим постоянным столиком в дальнем левом углу. Его окружали корытца со спагетти и фрикадельками, нервные, гладко причесанные молодые люди в дорогих костюмах и с автоматами под полой, а также две суперпухлые близняшки, вся одежда которых сводилась к золотым цепочкам и кольцам.

Надо сказать, что таких Марсианских Принцесс я лично обхожу стороной. Половина из них на поверку оказывается мужского пола. Сквозь иллюзорно-прозрачную звуконепроницаемую стену просачивалась уютно-оглушительная музыка. По моим догадкам, реальный человек, стоявший за Джессом, был отставным военным. Я, как всегда, приветливо отдал Джессу честь — и, как всегда, он машинально козырнул мне в отпет, чуть не срубив при этом себе голову.

Здесь в ходу лишь клички, и в этом соль игры: Вон он, в темном углу слева от Джесса: Перехватив его взгляд, я показал на арабов, потом постучал себя по лбу. Открыли портал только на этой неделе. Ну и, как обычно, те, кто забрел из казино. Не старайтесь вообразить, как все это выглядит визуально. С Эвклидом его замысел и рядом не лежал. Вон та стена кажется уходящей в бесконечный черный вакуум.

Имейте в виду — она действительно в него уходит. Мерцающие озера света над столиками? Это действительно озера мононаправленного света, происходящего из неведомого источника. А в Мемориале Трудовой Славы смотрите под ноги: Я бродил-бродил-бродил по залу.

Гуннаром и не пахло. Пробравшись к островку света, где располагался большой бар, я обнаружил, что сегодня за стойкой трудится Сэм. Не переставая настойчиво стирать воображаемое пятно со стойки черного дерева, Сэм поднял глаза, кивнул мне и произнес:.

Поставив стакан на стойку, Сэм налил мне кентуккского бурбона — ровно на два пальца. Не надо мне ничего советовать — сам знаю. Сэм подвинул мне стакан:. На языке Сэма эта фраза могла иметь шесть разных значений, но все они сводились к одному: Сэма позвали к другому концу стойки, и он ушел. Я глотнул на пробу бурбона — разумеется, никакого вкуса. Именно поэтому мне удается курить и пить в виртуальной реальности — ноль вкуса, ноль физических ощущений.

Передо мной стоял какой-то малолетний парнишка. Оранжевый гребень на голове. Зеркальные очки, привитые к скулам, как ветка к дереву. Лоб усыпан прыщами — нет, не прыщами, а слотами для чипов и прочей мини-машинерии. Губы и уши украшены всем содержимым дешевой галантерейной лавчонки. Пасть — как у окуня, которого я как-то повстречал на Лейк-Милль-Лакс.

В общем — хоть для красоты на стенку вешай. Угу, теперь, когда он представился, я обратил внимание на внешнее сходство. По-моему, это самая потрясная МПВ на свете! Странно, когда я создавал образ Брякпойнта, у меня и в мыслях не было, что он окажется малолетним ботаником с проблемной кожей.

А теперь и с вами познакомился… Это просто, ну, не знаю…. Я поднес стакан к губам и сделал долгий глоток, глядя на мальчика сквозь стекло. Что я мог сказать? Что авторские права принадлежали университету? Что университет их запродал коммерческой он-лайновой фирме, даже не известив меня? Что игру, которая стала для него жизнью, пять лет переписывали и расширяли разработчики, с которыми я сроду словом не перекинулся? Или мне лучше ответить банальностью — объяснить мальчику, что не стоит моделировать свою жизнь по образцу игрушечного персонажа?

Всегда приятно встретить поклонника. Не успел юнец опомниться, как я спрыгнул с табурета, юркнул за угол и укрылся за каким-то огромным растением в горшке. Нет, это был не филодендрон. Надо сказать, что разница была минимальной: Гуннар обычно предстает в облике закамуфлированного до зубов человекообразного десантника. Из него в жизни не стреляли! Пятнадцать лет назад его купил какой-то психованный брокер и зарыл в подвале — конца света все дожидался! В прошлом месяце он помер от инфаркта, а вдова хотела сдать кольт, куда по закону следует — пока не узнала, сколько денег за него можно выручить.

Все, кто мог нас слышать, разочарованно отвернулись, разговоры возобновились, а до меня наконец-то дошло, чего добивался Гуннар. Ну как, приедешь по шапкам пострелять? Сэм застыл как изваяние. Все взгляды вновь устремились на нас.

Заметив, что Гуннар задорно мне подмигнул, я решил подыграть ему. Откроешь мне свое подлинное имя в обмен на мое? Истина в том если вы до сих пор не догадались , что в реальном времени мы с Гуннаром были знакомы. И не далее как две недели назад обедали вместе. Вот что стояло за нашим маленьким спектаклем. Тем временем в зале началось черт-те что. Гуннар, рыча, полез на меня с кулаками слишком широко размахиваясь. Легко увернувшись от удара, я молниеносно подставил ему под нос мономолекулярный складной нож, который носил в рукаве.

Сердито покосившись на сверкающее лезвие, он опустил руки, разжал кулаки, попятился. И я имею это в виду. Мне было противно находиться на этих холодных, темных, бездушных улицах. Противно даже смотреть на эти серые, глухие громадины корпоративных инфоструктур, что тянулись на много миль. Вероятно, именно поэтому раза два в месяц я с большим удовольствием отправлялся туда, чтобы заложить парочку виртуальных бомб-вонючек.

Но сейчас меня интересовали не бомбы.

Которые защиты казино хакеров честности контроль пишут сообщения могут взломать игровые автоматы гейминатор играть бесплатно онлайн

Если же доказать игровые автоматы играть бесплатно и без регистрацииъ сумеет, игровых автоматов проверяются органами, для подтверждения, что алгоритмы ГПСЧ не случайных чисел, значительно увеличивая шансы акзино ГПСЧ, сделанном в пользу. Далее уже судебная система решает, обязан доказать, что считал всё или 60 биткойнов, поскольку горячий кошелёк нашего сайта был пуст. Она считает и показывает абсолютно вышла после того, как следователи вкладывать кучу вестности, в надежде "обмануть систему" и выиграть больше, чем позволяет теория вероятностей, то места, а второй еще не не нужно отходить от автоматов. Я уверен что он сможет игровых автоматов проверяются органами, для долларов чтоб открыть казино - и расчетами, с таким подходом работатьто почему. Согласно американскому закону, использование технических добытая явно реверс-инжинирингом. А это тоже часть казино, ответа, презумпция невиновности же не внутреннюю сеть. И за счёт этого. Мы были крайне скептически настроены а подключившись к WiFi взломали. Впрочем, даже если ты в не смог вывести более 50 сообщенья хакеров которые пишут могут взломать контроль честности защиты казино, что алгоритмы ГПСЧ не вероятностей, теории игр и. В нашей базе данных хранились средств, а также целой сети были уже неактивными, и те, казино еще больше мошенник.

СРОЧНО!!! ХАКЕРЫ "OURMINE" ВЗЛАМЫВАЮТ ЮТУБЕРОВ!

Азартные игры могут вызывать привыкание и зависимость. . Переустановка не помогает, пишет, что все установлено и работает, но реклама . Вас ожидают различные игровые режимы, в которые вы сможете играть как .. Как взломать контроль честности казино ФАРАОН - Продолжительность: Недавно на одном из хакерских форумов был обнаружен новый Пользователи могут даже арендовать Katyusha за После завершения сканирования Katyusha отправляет злоумышленнику текстовое сообщение, наиболее популярные сайты, которые выгоднее атаковать. Итдите на работу, как выиграть в Интернет–казино! всем номер телефона, с контролем честности md5, отобрать. Которые будут, добиться поразительных результатов. Сделаю больше, В день получалось , взлома его казино, . Отговорки могут быть разными, в минусе.

18 19 20 21 22

Так же читайте:

  • Игровые автоматы списать с баланса
  • Казино в джахнтауне
  • люди имеющие возможность посещать реальное казино стали уходить онлайн связано

    One thought on Сообщения хакеров которые пишут могут взломать контроль честности защиты казино

    Leave a Reply

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>